Дженсон Баттон сообщил о юбилее Макларен

Дженсон Баттон В своем интервью с корреспондентами формального сайта первенства Дженсон Баттон сообщал о юбилее Макларен, сложном году и надеждах на будущее

Вопрос: На текущей неделе Макларен отмечает 50-летие со дня основания, за эти годы бригада достигла больших результатов, однако данный год формируется безуспешно. Вы не испытываете ощущения, схожего с ностальгией, расценивая нынешнюю картину?

Дженсон Баттон: В первую очередь, приятно ощущать себя частью истории великой, знаменитой команды, добившейся огромных результатов за очень многие десятилетия в спорте. В составе Макларен я выиграл больше автогонок, чем с любой иной командой, и рассчитываю, что в 2016 году их количество повысится.

Иногда команды испытывают сложные времена, с Макларен это происходит не в первый раз, однако данный опыт дает возможность обучиться подниматься постоянно. Время от времени данный процесс дает возможность в конечном итоге достичь даже самых лучших итогов, чем вы ждали.

Вопрос: Сильный регресс в следствиях Макларен случился в самый неуместный момент в вашей карьере?

Дженсон Баттон: Нет. С данным нужно примиряться, такая картина, однако мы делаем всё, чтобы её осилить. Рассчитываю, в 2016 году мы снова будем на верху.

Вопрос: Вы проводите 14-й год в Формуле 1, играли в Уиллиямс, Benetton и Рено, в BAR и Хонда, затем выиграли титул в Brawn и были в Макларен. Вам еще хочется одолевать?

Дженсон Баттон: Разумеется, я хочу одолевать – нет ничего любопытного в том, чтобы просто двигаться по кругу. Поднимаясь на верхушку помоста, вы испытываете самые лучшие из вероятных чувств.

Вопрос: Вы крайне серьёзно относитесь к собственной физической фигуре. Вероятно – вы лучше тренированы, чем любой иной пилот. Что вынуждает вас находить лимиты физических перспектив? Это можно сопоставить с победой? Вы ощущаете приток адреналина?

Дженсон Баттон: Нет, это далеко не тот приток адреналина, которые вы ощущаете от победы в автогонке, а что-то, его сменяющее. Мне нравится находить лимиты вероятного, если рассуждать о физической фигуре, то я убежден – очень многие готовы достичь такого. Алонсо очень много упражняется, как и Уэббер.

Вопрос: Определенные полагают, что надо быть эгоистом и уметь работать локтями, чтобы достичь результатов в Формуле 1. Вы с данным согласны?

Дженсон Баттон: У большинства по-всякому, однако надо быть самим собой, а не тем, кого в вас планируют лицезреть. Полагаю, мы все обмениваемся, когда одеваем шлем — становимся не менее спортивными, предельно обращенными на победу.

Я стараюсь достичь самых лучших итогов, действуя так, как думаю необходимым. Перед поворотом я уменьшаю скорость в точке торможения и стараюсь обогнать конкурентов, однако действую менее спортивно, чем очень многие.

Вопрос: Когда специалисты называют быстрейших пилотов, ваше имя упоминается нечасто, однако в чём причина ваших результатов, если не в скорости? Разум? Знание предчувствовать?

Дженсон Баттон: Вероятно, быстрейший пилот – Льюис Хэмилтон, однако я заработал больше очков за те 3 года, что мы были партнерами. Возможно, я действую не менее нормально, однако я не ищу причин, а просто пользуюсь собственный подход к автогонкам – тот, что думаю правильным.

Вопрос: Ваш молодой партнер, Серхио Перес, возможно, задаётся вопросом – отчего он располагается в вашей тени, впрочем очевидно надеялся на большее? Вам помогает опыт?

Дженсон Баттон: Полагаю, он попал в сложную картину, так как лишь пришел в команду, а автомашина оказалась мало конкурентной. Я ощущаю, что достигаю минимума от автомашины, а Серхио, хоть иногда он был на самом деле резв, продолжает обучаться. Он очень много слышит на брифингах с инженерами, исследует телеметрию моей автомашины – он на самом деле желает обучиться.

Вопрос: С Льюисом вам удалось организовать контакт, как с Серхио?

Дженсон Баттон: Мы с Льюисом не много разговаривали, преимущественно – после сессий, рассматривая действие автомашины. На иные темы мы не сообщали. У меня всегда были трудности с тем, чтобы сконструировать не менее родные отношения с партнером, так как он – ваш основной конкурент, вы желаете его обогнать, а я не умею быть двуязычным, рассуждать одно, а делать другое. С Серхио мы также обсуждаем лишь автомашину. Я не имею близких товарищей среди пилотов.

Вопрос: Льюис и Нико подкрепляют друг дружку в Мерседес, вам не хватает настолько же заостренного противоборства со стороны партнера?

Дженсон Баттон: Я – сам для себя точка отсчёта. В настоящее время вопрос не в том, как хорошо вы играете сравнивая с партнером, главнее всего разобраться с автомашиной, так как мы не в той фигуре, что были в 2016 г.

В 2012-м у нас была невообразимо скорая автомашина, и тогда принципиально было обогнать партнера, сейчас картина поменялась и в настоящее время наша цель – сделать автомашину стремительней. Я целиком на данном устремлен.

Вопрос: Пока год формируется безуспешно для Макларен. Ваш опыт дает возможность осуждать о том, как серьёзного прогресса бригада может достичь до последней автогонки года в Бразилии?

Дженсон Баттон: В 2016 г у нас была быстрейшая автомашина, в данном появились неприятности – картина в Формуле 1 быстро меняется. Я не убежден, что мы сделаем большой шаг вперёд в 2016 году, однако в следующем должны снова очутиться среди лидеров. Впрочем да, с отличными итогами играть было бы симпатичнее!

Вопрос: В Монце вероятен помост?

Дженсон Баттон: Да, однако для этого потребуется фортуна.

Вопрос: Со стороны представляется, что вы и Макларен отлично подходите друг дружке. Какая картина внутри? Вы продолжите играть за Макларен в следующем году?

Дженсон Баттон: Я думаю, я нужен для Макларен и мы проведём совместно ещё несколько месяцев, однако не мне отвечать на данный вопрос.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *